Елена, очень нравится ваш настрой и позиция). Мне скоро предстоит операция по удалению матки с придатками, поскольку прием гормонов мне «не грозит» (рак), то напишите мне, пожалуйста, как протекал постоперционный период. Какие симптомы были кроме приливов. И через какое время после операции вошли в обычную коллею (работа, друзья, спорт)? И что можете посоветовать для восстановления?

Сделали операцию ровно 2 недели назад (удалили все — рак), первую неделю болели косые мышцы — тянуло сильно, но я их потихоньку массировала и очень потяхоньку растягиваю. Сейчас неудобно только на левой стороне спать. Насчет запора — не сталкивалась, но мне прописали для профилактики употреблять активию питьевую и аципол (пью раз в 2 дня). Посоветуйтесь с вашим врачом — что он подскажет.


Светла,здравствуйте.Давно не была на сайте,извините.Чесnно сказать такой реакции на эутирокс не знаю,не буду ничего говорить.Я впервые обратилась к эндокринологу в 2003 году по поводу резкого прибавления в весе и такого же резкого выпадения волос.После назначения эутирокса сбросила 8 кг и нормализовалось все остальное (ушел тремор,плаксивость,приступы сначала неуемной энергии а потом полной апатии вплоть до того что с постели не могла встать.Та в моем случае проявлял себя у меня гипотериоз).На сегодняшний день так же эутирокс-это пожизенно и от этого никуда не денешься.Единственное что могу заметить так это то что в зависимости от результатов анализов доктор иногда снижает дозу.Сегодня 37,5 ед.Еще почитайте про дибикор.Хороший препарат,влияющий на обменные процессы.Мне подошел.Здоровья Вам.Пишите. С хорошими докторами иногда действительно проблемы.Мне в этом смысле повезло я живу недалеко от Кавминвод,там база конечно есть добротная в этом смысле.

Не торопясь, Ирина Андреевна вынула ногу из пушистого розового тапка, и ткнула ногу под нос лежащему мальчишке. Нагнувшись, тот принялся осыпать поцелуями большую загорелую ступню, покрытую синими вздувшимися венами. Женщина, со смесью холодного презрения и удовлетворения, смотрела на него сверху, подставляя под его губы то пятку, то подошву, то извивающиеся пальцы. Наконец, она отняла ступню от его рта и поставила ногу Костику на голову, опершись на нее всем весом.

удалили матку из за эндометриоза а боли остались!! оказывается у меня эндометриоз в клетчатке..в параметриях.. узлы.. инфильтраты и кишка тоже.. сейчас буду делать снова операцию.. боли сильные все удалено кроме одного яичника!! эндометриоз это ужасное заболевание и удаление всего даже может не помочь.. та как если очаги где то в клетчатке останутся то он может прогрессировать даже при удаленных яичниках и матке и заместительную терапию тоже нельзя принимать.. так зачем все удалять если это не спасает ситуацию.. только качественная лапароскопия!!!


Елена, у вас сколько времени прошло после операции?? давление до сих пор прыгает во время «месячных»? у меня тоже мазня 1- 2 дня в месяц идет.. и паника и давление и потливость… у вас это прошло уже? или все еще повторяется? мне врачи вообще ничего не назначали и отмахнулись. приступы паники у меня до сих пор бывают, редко, но бывают… все жду, может эти всплески и паника пройдут со временем.
Далее, я обращаю внимание на крайнюю небрежность вашего типографа, допустившего большую путаницу в хронологии и ошибки в датах моих путешествий и возвращений и нигде не проставившего правильно ни год, ни месяц, ни число. Между тем я слышал, что оригинал совершенно уничтожен по отпечатании книги, а копии у меня не осталось. Тем не менее я посылаю вам несколько исправлений, которыми вы можете воспользоваться, если когда-либо понадобится второе издание книги. Впрочем, я не буду настаивать на них и отдаю вопрос на суд рассудительных и беспристрастных читателей; пусть они поступают, как им угодно.
Я уже сказал выше, что у меня был секретный карман, которого не обнаружили мои сыщики; в нем лежали очки (благодаря слабому зрению я иногда пользуюсь ими), карманная подзорная труба и несколько других мелочей. Так как эти вещи не представляли никакого интереса для императора, то я не считал долгом чести заявлять о них, тем более что боялся, как бы они не были потеряны или попорчены, если бы попали в чужие руки.
Протезирование сустава (замена сустава на искусственный) – сложное, дорогое (не меньше 150 тыс. рублей), хирургическое вмешательство, при котором возможны серьезные послеоперационные осложнения (присоединение инфекции, тромбоз глубоких вен, воспаление нервов и т.д.). При присоединении инфекции может развиться остеомиелит, что требует удаления протеза и пораженных участков костей. Функциональные возможности протеза ниже, чем у настоящего сустава. При падениях и неосторожных движениях возможны вывихи, переломы фрагментов искусственного сустава, что требует повторной операции. Высок риск стать инвалидом-колясочником.
Эма хороша при множественной миоме и/ или мелких узлах и если есть абсолютные противопоказания к оперативному вмешательству, связанные с наркозом. У моей знакомой было эма, операция очень дорогая и по омс у нас ее не делают. Я понимаю там прекращается кровоток в области миомных узлов и соответственно, где нет питания- там и происходит некроз или ( как мне объясняли омертвление ткани узла). Знакомая после операции долго была на обезболивающих, миома была ближе к эндометрию и в итоге все это дело кусочками выходило из нее, не очень приятно все это. Но обошлось у нее без общей операции и матка осталась на месте.

Но так как спустя два года мой добрый учитель Бетс умер, а друзей у меня было немного, то дела мои пошатнулись: ибо совесть не позволяла мне подражать нехорошим приемам многих моих собратьев. Вот почему, посоветовавшись с женой и некоторыми знакомыми, я решил снова стать моряком. В течение шести лет я был хирургом на двух кораблях и совершил несколько путешествий в Ост– и Вест-Индию, что несколько улучшило мое материальное положение. Часы досуга я посвящал чтению лучших авторов, древних и новых, так как всегда запасался в дорогу книгами; на берегу же наблюдал нравы и обычаи туземцев и изучал их язык, что благодаря хорошей памяти давалось мне очень легко.
Читатель может себе представить, в каком неудобном положении я лежал все это время. Наконец после большого усилия мне посчастливилось порвать веревочки и выдернуть колышки, к которым была привязана моя левая рука; поднеся ее к лицу, я понял, каким способом они связали меня. В то же время, рванувшись изо всей силы и причинив себе нестерпимую боль, я немного ослабил шнурки, прикреплявшие мои волосы к земле с левой стороны, что позволило мне повернуть голову на два дюйма. Но созданьица вторично спаслись бегством, прежде чем я успел изловить кого-нибудь из них. Затем раздался пронзительный вопль, и, когда он затих, я услышал, как кто-то из них громко повторил: «Толго фонак». В то же мгновение я почувствовал, что на мою левую руку посыпались сотни стрел, которые кололи меня, как иголки; после этого последовал второй залп в воздух, вроде того как у нас в Европе стреляют из мортир, причем, я полагаю, много стрел упало на мое тело (хотя я не почувствовал этого) и несколько на лицо, которое я поспешил прикрыть левой рукой. Когда этот град прошел, я застонал от обиды и боли и снова попробовал освободиться, но тогда последовал третий залп, сильнее первого, причем некоторые из этих существ пытались колоть меня копьями в бока, но, к счастью, на мне была кожаная куртка, которую они не могли пробить. Я рассудил, что самое благоразумное – пролежать спокойно до наступления ночи, когда мне нетрудно будет освободиться при помощи уже отвязанной левой руки; что же касается туземцев, то я имел основание надеяться, что справлюсь с какими угодно армиями, которые они могут выставить против меня, если только они будут состоять из существ такого же роста, как то, которое я видел. Однако судьба распорядилась мной иначе. Когда эти люди заметили, что я лежу спокойно, они перестали метать стрелы, но в то же время по усилившемуся шуму я заключил, что число их возросло. На расстоянии четырех ярдов от меня напротив моего правого уха я услышал стук, продолжавшийся больше часа, точно возводилась какая-то постройка. Повернув голову, насколько позволяли державшие ее веревочки и колышки, я увидел деревянный помост, возвышавшийся над землей на полтора фута, на котором могло уместиться четверо туземцев, и две или три лестницы, чтобы всходить на него15«…деревянный помост…» – Здесь, возможно, саркастический намек на распространившийся после революции 1688 г. среди вигской аристократии обычай – выступать во время выборных кампаний на площадях с публичными речами.. Оттуда один из них, по-видимому знатная особа, обратился ко мне с длинной речью, из которой я ни слова не понял. Но я должен упомянуть, что перед началом своей речи высокая особа трижды прокричала: «Лангро де гюль сан» (эти слова, равно как и предыдущие, впоследствии мне повторили и объяснили). Сейчас же после этого ко мне подошли человек пятьдесят туземцев и обрезали веревки, прикреплявшие левую сторону головы, что дало мне возможность повернуть ее направо и, таким образом, наблюдать лицо и жесты оратора. Он мне показался человеком средних лет, ростом выше трех других, сопровождавших его; один из последних, чуть побольше моего среднего пальца, вероятно паж, держал его шлейф, два других стояли по сторонам в качестве его свиты. Он по всем правилам разыграл роль оратора: некоторые периоды его речи выражали угрозу, другие – обещание, жалость и благосклонность. Я отвечал в немногих словах, но с видом покорности, воздев к солнцу глаза и левую руку и как бы призывая светило в свидетели; и так как я почти умирал от голода, – в последний раз я поел за несколько часов перед тем, как оставить корабль, – то требования природы были так повелительны, что я не мог сдержать своего нетерпения и (быть может, нарушая правила благопристойности) несколько раз поднес палец ко рту, желая показать, что хочу есть. Гурго (так они называют важного сановника, как я узнал потом) отлично понял меня. Он сошел с помоста и приказал поставить к бокам моим несколько лестниц, по которым взобрались и направились к моему рту более ста туземцев, нагруженных корзинами с кушаньями, которые были приготовлены и присланы по повелению монарха, как только до него дошло известие о моем появлении. В кушанья эти входило мясо каких-то животных, но я не мог разобрать по вкусу, каких именно. Там были лопатки, окорока и филей, с виду напоминавшие баранину, очень хорошо приготовленные, но каждая часть едва равнялась крылу жаворонка. Я проглатывал разом по два и по три куска вместе с тремя караваями хлеба величиной не больше ружейной пули. Туземцы прислуживали мне весьма расторопно и тысячами знаков выражали свое удивление моему росту и аппетиту.
×